воскресенье, 21 мая 2017 г.

Категория Красоты (κάλλος) в святоотеческом богословии ©

                 Μονοειδὲς καλόν ἐστιν ὁ Θεός1

                     Бог-есть единовидное прекрасное
                Преп.Максим исповедник.

Категория Красоты (κάλλος) в святоотеческом богословии и ее отношение к православному зодчеству.



Категория Красоты (κάλλος) пронизывает все грани святоотеческого богословия ; сотериологию, аскетику,екклисиологию,эсхатологию и т.д. Это обусловленно тем ,что Красота в Священном Предании понимается как нетварная энергия Божия ,а также неразрывной связью этого понятия с такими именами (свойствами) Божиими как Благо,Свет,Любовь. Дионисий Ареопагит говоря о том, что наиболее общим именем Божества является понятие Благо (Αγαθόν, αγαθότητα), «которое богословы решительным образом выделяют среди всех других»2 пишет далее «это добро =Благо (Αγαθόν), воспевается священными богословами и как Прекрасное ς καλόν и как Красота ς κάλλος и как Любовь»3. Святитель Григорий Нисский комментируя стих из книги Притчей (Притч.4. 5-6) « стяжи премудрость...не остави ея и имется тебе, возжелαй ея и соблюдет тя» говорит о единстве понятий Божественной Премудрости и Красоты так: «премудрость говорит в притчах приписывая пламенную любовь к Божественной Красоте»4. В библейском тексте говорится ,между тем, о любви к Премудрости, а не к Красоте. Очевидно для святителя Григория эти понятия теснейшим образом связанны и взаимозаменяемы. Святитель Григорий Палама пишет о непризнающих нетварности фаворского света : «они не признают, что этот Свет является божественной славой, ни Божиим царством,ни Красотою ни благодатию, ни сияием, как утверждаем это мы наученные Господом и богословием»5. И это понимания единства красоты и Божиего царства очень важно для понимания традиционного храмового зодчества, поскольку храм является пространством отображающим и вмещающим это царство, пространством литургии, которая начинается торжественным возвещением Царства пресвятой Троицы «Εὐλογημένη βασιλεία τοῦ Πατρός και τοῦ Υἱοῦ και τοῦ Ἁγίου Πνεύματος».(Благословенно царство Отца и Сына и святого Духа). И здесь необходимо подробнее остановится на теснейшей связи, которая существует между ведением (Γνῶσης),красотой (Κάλλος) и царствием Божием. По словам св. Григория Богослова Царство небесное-это γνῶσης Θεού. «Ἔχομεν ἐπαγγελίαν τοῦ γνώσεσθαί ποτε ,ὅσον ἐγνώσμεθα. Εἰ μὴ δυνατὸν ἐνταῦθα ἔχειν τελείαν τὴν τῶν ὄντων γνῶσιν, τί μοι τό λειπόμενον ;τὶ τὸ ἐλπιζόμενον; Βασιλείαν οὐρανῶν πάντως ἐρεῖς. Ἡγοῦμαι δὲ μὴ ἄλλο τι τοῦτο εἷναι τὸ τυχεῖν τοῦ καθαρωτάτου τε καὶ τελεωτάτου, τελεοτάτων δὲ τῶν ὄντων ,γνῶσις Θεοῦ»6
 Нам дано обещание ,что познаем некогда как сами познанны(1Кор.13.12). Если невозможно иметь мне совершенного познания здесь; то что еще остается? Чего могу надеятся?Без сомнения скажешь Небесного Царств. Но думаю , что оно есть ни что иное как постижение чистейшего и совершенейшего. А совершеннейшее из всех сущих -есть ведение Бога»7
 Здесь кто-то может усмотреть формальное сходство с западным представлением о блаженстве как о интеллектуальном созерцании Первопричины. Существенное отличие опять же в том, ведение γῶσις-это очень многозначное понятие ни в коем случае к интеллекту не сводимое. Об этом мы уже говорили выше. Эти различия в гносеологии востока и запада во многом обусловили различия культурные. Важнейшим из этих различий является отрицание восточными отцами познания Бога по сущности, которая в православной традиции понимается как абсолютно трансцедентная, характеризуемая только в отрицательных формулировках : неименуемая, непознаваемая, не допускающяя причастия себе и т.д., в то время как в западной традиции нередко можно встретить утверждения радикально противоречащие этому православному пониманию к примеру уже упоминавшееся выше выражение Фомы Аквината  «Для совершенного познания требуется , чтобы сознание проникло в саму сущность Первопричины». В православном же Предании богопознание возможно только как познание Бога по энергии, одной из именований которой является понятие Красота.
Итак, литургия, традиционный богослужебный синтез- это те средства, которые дают возможность приобретать, хранить и сберегать духовное ведение, которое по словам святителя Григория Богослова есть «постижение чистейшего и совершенейшего» и в этом смысле по сути тождественно Небесному Царству, Царству спасения и Царству спасенных. Поэтому необходимо рассмотреть сотериологический аспект Красоты, поскольку литургия является изображением домострительства спасения : «Ибо и в псалмах, и в чтениях, и во всем том,что совершается священослужителем во все продолжение священодействия изображается домостроительство спасения»8. Наиболее ясно о Красоте как о причине спасения говорит поздневизантийский богослов Николай Кавасила, однако он опирается на многовековую традицию. За много веков до него святитель Иоанн Златоуст писал об апостоле Павле «Обратив же очи души на небо и прилепившись к тамошней красоте,он не хотел уже опять возвратится на землю»9, и это приобщение к божественной Красоте привело апостола к тому, «что любовь Христова так одушевила его, что если бы ему предстояло терпеть за Христа и вечные наказания он никогда бы не отказался от этого, потому, что он служил Христу не так как мы наемники страшась геены и желая Царствия»10. В богословии святого Николая Кавасилы эта мысль о Красоте как о причине подобной любви разработана с максимальной полнотой. Он пишет о мучениках и подвижниках : «Ибо не по надежде на высшие награды и лучшую жизнь презирают они жизнь настоящую т.е не по решению некоторому и не по рассуждению дошли они до этого дерзновения...явно труды и подвиги оные предпринимают только любящие и что стрелы христовы и любовь приводят их к сему новозаконию. А что служит причиной любви и чем возбуждаются они к таковой любви и откуда приняли огонь? Познание есть причина любви, и никто не может любовь к благу, если не узнает какую оно имеет красоту»11. Теснейшую связь познания и красоты отмечает и другой поздневизантийский автор св. Каллист Ангеликуд(Катафигиотис) «Невозможно, что бы ум восходящий к Единому, превосходящему мыслительную способность, был почему-нибудб не любящим его. Ибо он встречает несказанную и недомыслимую красоту...приходит в изумление созерцая красоту,превосходящую разум; опьяняется как бы от вина и бывает вне себя...не будучи в состоянии вместить прекрасное зрелище необычайной красоты. Вследствии этого, конечно ум бывает содержим и узами любви»12. Это может быть справедливым не только по отношению к отдельному человеку, но и по отношению ко всей Церкви. Св. Григорий Нисский говорит о Церкви ( невесте Христа) : «сложившая покрывало с очей,чистым оком взирает она на неизреченную красоту Жениха и вследствие сего уязвленна нетелесною и разженною стрелою пламенной любви»13. Вспомним о единстве понятий Церкви как богочеловеческого организма и церкви как храма. Продолжая тему познания и любви нужно упомянуть о том, что Ареопагит видит причину язычества не в чем ином как в незнании истинной красоты. Описывая таинство крещения он говорит о крещаемом : « когда тот по наставлению восприемника, боголюбиво похулит безбожие, незнание истинно прекрасного (την ἀθεότιτα , τὴν αγνοσίαν τοῦ ὅντως Καλλοῦ)»14.Более точным переводом этого словосочетания ὅντως Καλλοῦ возможно является «сущностно прекрасного», поскольку ὅντως-это наречие от причастия .ὤν–сущий (глагол (e>mj) быть). И тогда возможно, что мы видим здесь понимание красоты как принадлежащей сущности Божией, говоря языком поздневизантийского богословия-несозданной энергии, которая неотделима от существа Бога. О принадлежности Красоты к Божественной сущности говорит и святитель Василий Великий, отличая ее от красоты тварной : «прекрасна всякая душа в которой созерцается соразмерность свойственных ей сил, но истинная и вожделенейшая красота, созерцаемая только имеющими очищенный ум принадлежит Божию и блаженному естеству»15 . Ясное высказывание о нетварности Божественной Красоты мы находим у святителя Феофана Затворника. Это очень важно поскольку речь идет о представителе Русской Церкви 19 века, в которой традиция Григория Паламы была забыта. Итак, : «Дух Бога ведающий естественно постигает красоту Божию и ее одною ищет наслаждатся. Хотя не может он определенно указать, что она есть, но сокровенно нося в себе определение ея , оределенно указывает, что она не есть, выражая сие показание тем, что не довольствуется ничем тварным»16. Эта мысль св. Феофана о том, что человек носит в себе предначертание Красоты, причастен ей, известна византийскому богословию. Приведем слова патриарха Фотия : «пресущественная и сверхъестественная красота пресушественой сущности бестелесного отражается в ней( душе человека)как и в ангелах по причастности»17. Эти слова имеют очень важное значение для понимания литургической символики храма, поскольку литургия это действие всей церковной полноты, состоящей не только из людей, но и из ангелов. И многие моменты литургии; пение трисвятого, херувимская и серафимская песни «указывают на наше единение и равночестность с бесплотными,умными силами, которое будет явленно в будущем»18. Итак, причастие Красоте это одна из важнейших черт образа Божия в человеке. Преподобный Феодор Студит пишет о душе «ибо если она созданна по образу Божию и подобию, то явно,что будучи отображением Божественной Красоты, она и причастна Красоте сей»19.
О всем человеке как об отображении Красоты прямо говорит св Григорий Ниский « ἄνθρωπος ὑψηλὸς μὲν ἦν τῶ ἀξιόματικαλὸν δε τὸ εἶδος ἀπεικόνισμα γὰρ του αρχετυπου ἐγεγόνει κάλλους»20. В данном случае этот отрывок можно перевести буквально, для того чтобы почувствовать ритм древнегреческого текста «Человек высок же был достоинстом...прекрасен же видом, ибо отбражением прекрасного архетипа соделался ». Грехопадение поэтому часто рассматривается византийскими богословами как потеря этой причастности Красоте, а спасение как ее восстановление. : «естество человеческое будучи изображением истинного света сотворенно сияющим, по подобию первообразной краоты»21 . Снова отметим единство понятий Красоты и Света, которое задолго до св. Григория Паламы присутствовало в восточнохристианском богословии. В грехопадении произошла утрата Красоты «претворение благообразия нашего в черноту»22. Св. Василий Великий говорит о спасении как о возвращении первозданной красоты и восстановлении образа Божия «кто очистился от срамоты, которую произвел в себе грехом,возвратился к естественной красоте, чрез очищение, как бы возвратил древний вид царскому образу»23. Св Кирилл Александрийский говорит о спасаемых членах Церкви так: «запечатленные Божественным духом и удостаиваемые посещения свыше и преобразуемые в красоту как бы по образу Сына»24. Это преображение как души так и тела : «кто очистит ум свой слезами,-пишет преподобный Григорий Синаит,-душу свою здесь еще, на змле воскресив духом, и плоть свою посредством разума сделает светозарным и огненным отображением Божественной Красоты-тот почти становится сожителем ангелов ибо телом нетленным будет тело земное...преобразившись неизреченным образом из тела душевного в тело духовное»25. Перед нами ни что иное как описание пути обожения. По определению Ареопагита обожение-«это насколько возможно уподобление Богу и единение с Ним»26. И уподобляется человек Богу ни чем иным как красотой : «хочешь ли умом своим быть в общении с Богом,-вопрошает авва Исаак Сирин, приняв в себя ощущение оного наслаждения неподвластного чувствам?-Послужи милостыни, когда внутри тебя обретается она, тогда изображается в тебе оная святая Красота, которою уподобляешся Богу»27 Преп Симеон Новый Богослов говорит о вкушении красоты, как об одном из признаков обожения, как об одной из составляющих будущего блаженства
« Душа надежное не принимает удостоверение
однажды с владыкой и Богом вместе стать
и таинственно и неизреченно к Нему примыкать
И неприступной красоты вкушать его
Если благодати залог не примет
И внятно его в себе не стяжет28
Необходимо отметить, что греческие слова благодать(Χάρις) и красота
(Κάλλος) очень близки по значению. Χάρις в значении благодать появилось только в новозаветном языке в классической же литературе-это очень многозначное понятие. Оно означало прелесть, изящество, красота, привлекательность. На церковнославянский κάλλος часто переводится как «добрόта». В утренней молитве Василия Великого будущее блаженство описывается как «неизреченная сладость зрящих твоего лица доброту неизреченную» в греч. оригинале «τοῦ σοῦ προσόπου τὸ κάλλος τὸ ἄρρητον», что вполне можно превести как «твоего лица красоту неизреченную». У этих понятий есть еще одна общая черта. В византийской традиции глубоко укоренено понимание того, что причастие истинной красоте (благодати) можно получить только в Церкви. И здесь снова звучит мотив привлечения, призывания, ибо понятие κάλλος происходит от глагола καλώ-призываю, привлекаю. Ареопагит говорит о Божестве «всех к Себе привлекает отчего и называется красотою(κάλλος)»29. Слово ἐκκλησία происходит от глагола κ-καλώ (вызывать, призывать). Очевидна теснейшая взаимосвязь этих трех понятий ; красота,благодать,Церковь, Взаимосвязь даже чисто этимологическая. Церковь ведет своих членов к Красоте и Красотой. Она зиждется «на приобщении человека к Богу через нетварную Божественную благодать»30. В результате этого приобщения человек становится отображением Красоты, как бы преображается в нее, по слову св. Кирилла Александрийского. Важнейшее значение для достижения этого преображения имеет традиционный богослужебный синтез, каждый отдельный элемент которого, и все вместе взятые, являются отображением невидимого благолепия* и ведут молящегося к опытному познанию Божественной красоты, которое в свою очередь приводит к совершенству-любви(обожению). Эта цель достигается путем преображения мыслей и чувств, и средствами для его достижения являлась продуманная организация пространства храма, кажлая часть которого являла глубинный смысл литургии, вела человека к постижению этого таинства, спообствовала правильному молитвенному сосредоточению. Связь мотитвы и красоты самая непосредственная : «кто бежит от Красоты Его тот бежит и от молитвы к Богу»31. Пишет св. Григорий Палама. В связи с этим нужно отметить, что в византийской традиции познание посредством зрения понималось как самое совершеннное «понимание, которое приходит посредством зрения , безусловно представляется значительно превосходящим знание, которое поступает через уши...оно в полной мере передает разуму также саму суть вещей, делая способным передать ее памяти для накопления непереходящего ведения»32.
Итак, даже поверхностное исследование категории красоты (Κάλλος) в святоотеческом богословии, показывает, что это понятие занимает очень важное местов в Священном Предании. Наиболее полное освещение это понятие получило в поздневизантийском богословии, в связи с особым вниманием к толкованию богослужения в церковной литепатуре этой эпохи. Красота- это несомненно одно из свойств существа Божия и невозможно его рассматривать отдельно от других свойств. То что- это свойство не рассатривается в учебниках догматики, объясняется тем: «что свойства Божии рассматриваются, как правило по одной схеме. Сначала говорится о существе Божием, потом о силах существа Божия. Т.е о разуме, воле и чувствах33Помимо прочих недостатков-эта жесткая схоластичная схема не оставляет места для таких свойств божиих как; свет, Красота, Жизнь, которые не могут быть отнесенны ни к разуму, ни к воле, ни к чувствам. Категория Красоты в Предании понимается как по сути тождественная понятием благодати и Света. Так же как Бог именуем Светом по энергии (Он вообще имнуем только по энергии) так же Он именуем и по красоте. Бог есть единовидное прекрасное по оперелению преп. Максима Исповедника. Именует Бога Красотою и  Августин : «поздно полюбил я Тебя Красота такая юнная и такая древняя, поздно полюбил я тебя»34. Учитывая, что некоторые отцы говорят о разнообразии Божественной Красоты это понятие может быть используемо как для обозначения единой Божественной энергии35 так и для именования ее многообразных проявление, которые также могут быть называемы красотами. Преподобный Макарий Египетский пишет о христианских подвижниках : « Через великие труды, долгое подвижничество и совершенное борение, с верою, они отмыты Духом от телесных страстей, всегда восхищенны к небесным духовным таинствам и увлеченны разнообразием Божией Красоты, в великой жажде ища все лучшего и величайшего. Ибо в Божественном Духе заключеннна разнообразная, неисчерпаемая и непомыслимая красота, открывающая себя достойным душам на радость наслаждение и жизнь и утешение»36. Св Каллист Ангеликуд говорит о том , что созерцательные умы видят Бога «в преестественнейшей, преневещественейшей и несложной красоте, в простейшем лице, как единовидное единое, увенчанное бесконечными благами, украшенное неисчислимыми красотами37 В зодчестве поздневизантийского периода богословие св. Григория Паламы и его последователей найдет непосредственной отражение в особом внимании к сложному кирпичному декору фасадов. На общем простом (единовидном) объеме храма развивается сложная система кирпичной декорации.



Максимального развития она достинает в архитектуре Болгарии особенно в храмах Месемврии : «Болгарские зодчие предпоичитают простые объемы прямоугольных очертаний и украшают их исключительно живописной декорацией.»38 Эта живописность является попыткой показать разнообразие Божественной Красоты архитектурными средствами.В этом контексте можно также вспомнить архитектуру Владимиро-Суздальского княжества и грузинскую традицию. Здесь также на общем единовидном объеме находится система наружной декорации. Необходимо отметить, что изначально владимиро-суздальские храмы были полихромными: «Пластика белокаменных архитектурных форм с резными камнями в полукружиях верха стен обогащалась красочной росписью и позолотой»39. Вернемся однако к единству понятий света и красоты в богословии св. Григория Паламы « Истинная и прекраснейшая красота...может быть зримой только для очистившего свой ум поскольку она относится к Божественейшему и блаженейшему естеству, созерцатель сияний и благодатей которой, и сам воспринимпет нечто от нея, впитывая в свое зрение как бы яркий свет.»40 И роль которою играет свет в традиционном храмовом зодчестве очень велика, свет естественный выступает здесь символом света нетварного. И степень причасности этому Свету-Красоте может быть различной : « И сей божественный свет мерою дается и способен увеличиватся или уменьшатся согласно достоинству принимающих.»41 Степень церковности храмового зодчества определяется степенью причастия Красоте. Наибольшая степень приобщения к Божественной Красоте была достигнута с появлением крестовокупольного храма(со всеми его разновидностями) в средне и поздневизантийскую эпоху. Храмы этого периода можно охарактеризовать словами св. Феофана Затворника как «отрешенные от всякого чувственного чувства, возвышающие душу до духа и одуховляющие ее.»42 Все вышесказанное дает основания говорить о том, что стремление к неповрежденному Преданию в области церковного зодчества, напрямую относится к цели христианской жизни спасению ( обожению) и никоим образом не является ни демонстративной архаизацией, ни упрямым византийским фундаментализмом. Храмовое богослужение важнейшая форма жизни церковного организма, оказывающая наибольшее и самое непосредственной влияние на верующих гораздо большее чем, например, святоотеческая и богословская литература. Хотя бы потому, что в богослужении задействованны все чувства человека : «В богослужении задействованны все пять чувств. Цель облаготворить человека, в пределе выявить Божественную его сущность. Дать ему самому ощутить, насладится ею человека. И побудить стремление к сохранению и умножению этой духовной красоты, которая несмотря на наше духовное упорство, доходящее до полного отрицания этой красоты все же не оставляет и не покидает нас»43 пишет преподобномученик Василий Оптинский. Уверен,что факт искажения издателем или переводчиком святоотеческого текста, или богословское мнение радикально противоречащее Преданию, вызовут бурю возмущения. Однако по отношению к Преданию литургическому, важнейшей частью которого является церковное зодчество, такое искажение допускается повсеместно. Зачастую в богослужебном синтезе традиционным является только текст песнопений и их язык. Поэтому синтезом такое богослужение уже перестает быть. А ведь целостность богослужебного синтеза это средство для достижения целостности души молящегося. Еще раз хочется напомнить, что почтижение посредством зрения считалось выше потижения из звуков. Св.Николай Кавасила пишет: « Когда не будет открыто ничего нового и высшего, ясно мы останемся при одних звуках о Нем из коих можно ли познать Его хорошо,когда нельзя найти ничего подобного Ему, нет ничего общего между Ним и другими, никакого образца с которым бы можно сравнить Его, ни того кому Он служит образцем –как же возлюбить достойно сей красоты?»44 Традиционный православный храм и представляет собой систему образов, с которыми Его можно сравнить и дает возможность стремящемуся к Богу познать Красоту и возлюбить ее. Он зримо показывает всю суть домостроительсва Спасения, является образом того Царства в котором те верные «которые уже в здешней жизни светло и пресветло украсили себя божественной красотой благодати»45в конце времен « просияют паче солнца и станут богами вокруг Бога, прекрасными вокруг красоты»46







1 Дионисий Ареопагит. Сочинения.прп.. Максим Исповедник.Толкования. С.П.Б.-2003.

2 Дионисий Ареопагит. Указ.изд. О божественных именах. Стр.293

3 Там же стр.313.

4 Св. Григорий Нисский. Толкование на песнь песней. Москва-1999. стр.24.

5 Св. Григорий Палама. Беседы т.2. Москва-1993. стр.99. «Ἐφ ἕτερον καταφέρονται κρημνόν˙ οὐ γάρ δόξαν Θείαν, οὺ Θεοῦ βασιλείαν , οὐ κάλλος, οὐ χάριν, οὐ λαμπρότητα, καθάπερ παρά Θεού και των θεολόγων ἐδιδάχθημεν».ΓΡΗΓΟΡΙΟΥ ΤΟΥ ΠΑΛΑΜΑ ΑΠΑΝΤΑ ΤΑ ΕΡΓΑ Τ.10. ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗ-1985.стр.401.

6 ΓΡΗΓΟΡΙΟΥ ΤΟΥ ΘΕΟΛΟΓΟΥ. ΑΠΑΝΤΑ ΤΑ ΕΡΓΑ. ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗ-1976 стр.276.

7 Григорий Богослов. Творения. Минск-2000. стр.370.

8 Николай Кавасила. Изьяснение божественной литургии. Киев-2001 стр.5. ἐν τοῖς ψαλμοῖς
Καὶ ἀναγνώσεσι καὶ πᾶσι τοῖς ὐπὸ τῶν ἰερέων διὰ πάσης τῆς τελετῆς πραττομένοις οἰκονομία τοῦ Σωτῆρος σημαίνεται. P.G.т-150.σελ.370.
9 Творения св. Иоанна Златоуста т-1. стр.144
10 там же
11 Του Αγίου Νικολάου του Καβάσιλα. Περί της εν Χριστώ ζωής . Θεσσαλονίκη 1990
12 Малоизвестные творения св.отцов-исихастов. Москва-1999 стр.43. отрывок целиком см. PG 147. .856. ΚΑΛΛΙΣΤΟΥ ΚΑΤΑΦΥΓΙΩΤΟΥ . ΣΥΛΛΟΓΙΚΩΝ ΚΑΙ ΥΨΗΛΟΤΑΤΩΝ ΚΕΦΑΛΑΙΩΝ ΠΕΡΙ ΘΕΙΑΣ ΕΝΩΣΕΩΣ
Ἀμήχανον ἀναβεβηκότα τὸν νοῦν πρὸς τὸ ὑπέρ διάνοιαν ἑν ἀνέραστον γεγονέναι αὐτοῦ. Κάλλος γὰρ ἄρρητον, καὶ ανεπινόητον προκύπτον ἐξ αὐτοῦ,ὡς απὸ παντοκρατορικῆς ρίζης ἀπαντᾶ, ὅτε καὶ ὡσανεὶ δίκτυον διαῤῥραγῆναι κινδυνεῦον τῆ τῶν πολλῶν ἰχθύων εὐρέσει καὶ ολκῆ ὐπὸ τῶν Θείων ἑλλάμψεων ο νοῦς Κάλλος ἐκπλήττεται θεωρῶν . καὶ ὠς ἀπό οἴνου μεθύσκεται καὶ ὠς ο ἄφρων ἑξίσταται καὶ τὸ ὐπέρ ἕννοιαν πάσχει θαυμασμόν ,τὸ ἐξαισίου Κάλλους το ὑπέρκαλον θέαμα μη χωρῶν καθορᾶν. Ὅθεν δῆτα καὶ δεσμοῖς ἀγάπης συνέχεται.
13 Св. Григорий Нисский. Толкование на песнь песней. Москва-1999. стр.24.
14 Дионисий Ареопагит. Сочинения.прп.. Максим Исповедник.Толкования. С.П.Б.-2003. стр.587.очень похожие слова мы находим у святителя Василия Великого «Кто не верит в Господа тот не близок к природе истинной Красоты»Св. Василий Великий. Толкование на книгу пророка Исайи Москва-2002 стр.220.
15Св. Василий Великий. Творения т-1. стр.257.
необходимо отметить определенную иерархию красоты в богословии Ареопагита. Он различает 3 основные ступени красоты.
Абсолютную Божественную красоту- истинно или сущностно (ὅντως) прекрасное.
Красоту небесных существ-чинов небесной иерархии.
Красоту передметов и явлений материального мира в том числе и произведений искусства т.е. видимую красоту.
Все три уровня объединенны наличием в них общей информации об абсолютной-духовной красоте(νοερή e8-pr1peia) букв. Умное благолепие. Здесь несомненно существует тесная связь с философией Платона: «ἐξαίφνης κατόψεταί τι θαυμαστὸν τήν φύσιν καλὸν, τοῦτο ἐκείνο, Σωκρατής, οὖ ἔνεκεν κα o ἔμπροσθεν πάντες πόνοι ἦσαν, πρῶτον μὲν211.a ἀει ὄν καὶ οὔτε γιγνόμενον οὔτε ἀπολλύμενον, οὔτε αὐξανόμενον οὔτε φθινόν, ἔπειτα οὐ τῆ μὲν καλλόν, τῆ δ' αἰσχρόν , οὐδὲ τοτὲ μέν, τοτὲ δέ οὔ, οὐδὲ προς μὲν τὸ καλόν, προς δέ τὸ αἰσχρόν, οὐδ᾽ ἔνθα μὲν καλόν, ἔνθα δὲ αἰσχρόν, ὡς τισὶ μὲν ὄν καλόν, τισὶ δὲ αἰσχρόν: οὐδ᾽ αὗ φαντασθήσεται αὐτῷ τὸ καλόν oἶον πρόσωπόν τι οὐδὲ χeῖρες οὐδὲ ἄλλο οὐδὲν n σῶμα μετέχει, οὐδὲ τις λόγος οὐδὲ τις ἐπιστήμη, οὐδὲ που ὄν ἐν ἑτέρῳ τινι, oἶον ἐν ζῴῳ ἐν γῇ ἐν οὐρανῷ 211.b ἐν t ἄλλο ἀλλ᾽ αὐτὸ καθ' αὐτὸ μεθ' αὐτοῦ μονοειδές ἀει ὄν,» Symp 210.e.4 to Symp 211.b.5
«Кто наставляемый на путь любви, будет в правильном порядке созерцать прекрасное, тот достигнув конца этого пути, вдруг увидит нечто удивительно прекрасное по природе (th\n fu/sin καλὸν), то само Сократ ради чего и были предприняты все предшествующие труды. Нечто во первых вечное, т.е незнающее нт рождения ни гибели, ни роста ,ни оскудения, а во вторых не в чем то прекрасное, а вчем то безобразное, не когда-то, где-то, для кого-то и сравнительн с чем то прекрасное и сравнительно с другим безобразное.Прекрасное это представляется ему не в виде какого то лица или рук или иной части тела. Не в виде какой то речи или знания, не в чем то другом, будь то животное ,Земля, небо, или еще что-нибудб, а само по себе, всегда в самом себе единообразное (Μονοειδὲς), все же остальные разновидности прекрасного причастны к нему таким образом, что они возникают и гибнут, а его не становится ни больше,ни меньше» Платон. Сочинения т-2. Москва-1970. Пир.стр.141.
16 Свят. Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на неее настроится. Москва-1997. стр.58.
17 Св. Фотий Константинопольский. Избранные трактаты из Амфилохий. Москва-2002. стр.139. См.также. P.G. т-101. стр.258.и ΦΩΤΙΟΥ ΠΑΤΡΙΑΡΧΟΥ ΚΩΝΣΤΑΝΤΙΝΟΥΠΟΛΕΩΣ . ΑΠΑΝΤΑ ΤΑ ΕΡΓΑ τ.1 ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗ 1997 стр.292
18 преп.Максим Исповедник. Т-1. указ.изд. стр.173.
19 Добротолюбие. Т-4. Сергиев Посад-1993. стр.452.
20 св Григорий Ниский.большое огласительное слово. Киев-2003. стр.86.
21 там же стр.55.
22 там же стр.55.
23ΑΓΙΟΣ ΒΑΣΙΛΕΙΟΣ Ο ΜΕΓΑΣ . ΤΑ ΕΡΓΑ .ΜΕΡΟΣ- 2. ΑΘΗΝΑΙ -1975. стр.257
24 Св.Крилл Александрийский. Творения. Т-1. Москва-2001. стр.257. Ἔδει γάρ ἔδει σώζεσθαι τῶ Χριστῶ τοῦ ἀυτόῦ μᾶλλον πρεπωδέστατον κάλλος καιτοῖς κατ εικόνα τῆς πρὸς ἀυτόν ὡς ἔδει τῶν πρωτοτόκων μεταμορφωμένοις» PG.т-69. стр.431
25 Цит по богословские труды-29. Москва-1989.прот. Игорь Экономцев. Исихазм и восточноевропейское возрождение. Стр.67.
26 Дионисий Ареопагит. Указ.изд.стр.575. «θέωσις ἐστίν πρὸς Θεὸν ὡς ἐφικτὸν αφομοίωσίς τε και ἔνωσις»
27 . Иже во святых отца нашего Исаака Сирина слова подвижнические. Москва-1993. стр.7.
28 Добротолюбие. Перевод и.Г.Носова. Москва-2002 стр.67.
29Дионисий Ареопагит. Сочинения.прп.. Максим Исповедник.Толкованиястр.313
30 Георгий Мандзаридис. Обожение человека по учению св. Григория Паламы. Сергиев Посад-2003. стр.53.
*благолепие επρέπια в библейских и святоотеческих текстах часто служит синонимом κάλλος.
31 Триады... стр.143.
32 слова патриарха Фотия. Цит по Комеч. Указ.соч. стр.49-59
33 Иерей Олег Давиденков. Догматическое богословие. Курс лекций. Москва-1997. стр.65.
34 Аврелий Августин. Исповедь. СПБ-1999. стр.65.
35 «в Боге кроме его сущности и ипостасей нужно различать и общую Божественную энергию одну числом, но многообразную в проявлениях, передачах, причастиях. Архим Киприан. Керн. Антропология св. Григория Паламы. Стр.289.Небезинтересно употребление св.Григорием Богословом понятия красота по отношению не только к энергии Бога, но и к ипостаси «из уст моих изливалась единичная Троица,сияющая тремя явленными нам Красотами» (Григорий Богослов. Творения. Минск-2000 стр.99) но перед нами очевидно не более чем риторический оборот.
36 Прп.Макарий Египетский.Новые духовные беседы. Москва-1990.стр.65.
37 Малоизвестные творения св.отцов-исихастов...стр.65.
38 Архитектура Болгарии. Москва-1953. стр.158.Аналогичное явление можно увидеть в традиционном богослужебном пении «единовидный» простой исон(основной тон) на фоне которого разворачивается сложная мелодия.Появление именно в Болгарии такой образности возможно связанно с одним из предтеч исихазма преподобным Григорием Синаитом, проведшего там последние годы жизни «есть там в Парории (область в Болгарии пограничная с Византией) великий человек живущий по божественным заповедям и создавший там обитель, имя этого мужа было кир. Григорий Синаит...там и скончался великий светоч истины кир Григорий.» ( Григорий Мних.Житие Ромила пустыножителя. Памятники болгарской литературы9-18в. Москва-1990. стр.355-358
39 В.Пилявский и др. История русской архитектуры. Ленинград-1984. стр.138.
40 Св. Григорий Палама. Беседы. Т-2. указ.изд. стр.88.
41 Там же стр.100.
42 Св. Феофан затворник. Указ.соч. стр.59.
43 Дневник преподобномученика Василия оптинского. Цит. По «Пасха Красная» Краматорск-2003.стр.300. Очень точно сказанно о духовном упорстве отрицающем истнную Красоту, история русской церкви дает массу примеров такого отрицания: это и иконы великого Андрея Рублева найденные в дровянном сарае и огромное количество древних храмов перестороенных по классицистическому шаблону и т.д. Знаменитый храм Покрова на Нерли предполагалось разобрать для того, чтобы использовать кирпичи для постройки колокольни в «класическом стиле» Причем инициатива этого варварства исходила отнюдь не от светской , а от духовной власти. См. Воронин Н.Н. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев-Польской. Книга-спутник по древним городам Владимирской земли. М., «Искусство», 1967. Стр.127
44 Николай Кавасила Семь слов о жизни во Христе... стр.49 см.также. PG T.150. стр.554 ὅταν μὲν οὐδὲν ἐπιδείξηται καινὸν οὐδ᾽υπερφυές δῆλοι καθέσταμεν ὠς ἄρα μόναις ἐνετύχομεν ταῖς περὶ Αὐτοῦ φωναῖς , ἐξ ὧν πῶς μὲν ἄν γένοιτο γνῶναι καλλῶς; μηδὲν ὅμοιον ἔστιν εὐρεῖνπῶς δὲ καταμαθεῖν μὲν το κὰλλος, φιλῆσαι δε τοῦ κάλλους ἀξίως
45 Прп. Максим Исповедник. Т-1... стр.173
46 Τοῦ Ἁγίου Νικολάου τοῦ Καβάσιλα. Περί τῆς ἐν Χριστῶ ζωής . Θεσσαλονίκη 1990.стр.117


2 комментария:

Ρωμαλέω Φρονήματι...: Διπολισμός στην Ορθοδοξία

Ρωμαλέω Φρονήματι...: Διπολισμός στην Ορθοδοξία : Πρωτοπρεσβύτερος Ηλίας Τσιγκλάτζε (Πατριαρχείο Γεωργίας), Νομικός και Ιστορικός. Μετάφ...